ТАДЖИКИСТАН: общество

on

В Таджикистане стала известна стоимость хаджа — паломничества к святыням ислама в Саудовской Аравии (СА), она составит 59 тыс. сомони ($5,4 тыс.) — на 1520 сомони дешевле, чем в прошлом году (однако дороже, чем в других странах Центральной Азии). Стоимость хаджа определяет Комитет по религии РТ, который занимается организацией и контролирует весь процесс. Указанная сумма покрывает все расходы паломников, включая авиаперелет в обе стороны, проживание в гостиницах в Мекке и Медине, обеспечение трехразовым питанием в течение поездки, услуги гидов, ночлег в Мине, Муздалифе и Арафате, стоимость жертвенного животного, трансферы между городами СА, страховку и государственные сборы. Паломники смогут отправиться в хадж с 10 по 20 июня прямыми рейсами из Душанбе и Худжанда.

В 2023 году Саудовская Аравия выделила Таджикистану 7000 квот — вдвое больше, чем в прошлом году, когда было выделено чуть более 3,5 тыс. квот. Согласно законодательству РТ, в хадж могут отправиться таджикистанцы старше 40 лет. Возрастной ценз был введен для того, чтобы предоставить возможность совершить паломничество в первую очередь людям более старшего поколения.

Между тем, во время недавней (в конце апреля) поездки в Хатлонскую область президент Эмомали Рахмон раскритиковал тех, кто ездит в хадж, да еще и по несколько раз. Он заявил, что в последнее время хадж и умра (малый хадж) стали для многих таджикистанцев родовым соревнованием или видом туризма, и призвал сограждан «задуматься о ситуации в современном мире» и потратить с трудом заработанные деньги на обучение и воспитание детей, улучшение жизненных условий, помощь больным и малоимущим и благоустройство страны. Некоторые трактовали слова президента как нападки на религию и ограничение свободы вероисповедания, однако Рахмон регулярно призывает таджикистанцев к экономии, бережливости, разумному расходованию средств. По этому поводу в РТ в 2007 году даже был принят закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов», регламентирующий проведение свадеб, дней рождений, похорон и других частных мероприятий. Его задача — сократить траты на выполнение многочисленных национальных обычаев и обрядов ради сбережения семейного бюджета. К слову, в последние годы в Таджикистане нередки случаи, когда жители тратят деньги, накопленные для хаджа, на общественно значимые дела — строят дороги, мосты, школы, помогают больным.

Международные организации и США регулярно критикуют правительство Таджикистана за давление на религиозные свободы. Так, в апреле республику с 10-дневной инспекцией посетила спецдокладчик ООН по вопросам свободы религии и убеждений Назила Гани, которая по итогам поездки заявила, что в Таджикистане «в определенной степени есть свобода вероисповедания и убеждений, но она строго регламентирована», и призвала власти пересмотреть свою политику в отношении религии. Она считает, что Таджикистану «следует оставить позади прошлое, связанное с гражданской войной», и «выйти за рамки своих опасений по поводу экстремизма, терроризма и разжигания ненависти» (тут, вероятно, есть отсылка к ныне признанной террористической и запрещенной в РТ Партии исламского возрождения, которая до сентября 2015 года в течение 16 лет легально действовала в республике. — Прим. ФНЕ).

В Душанбе не согласны с такой критикой и убеждены, что некоторые ограничительные меры необходимы для противодействия распространению религиозного экстремизма и радикализма, а также религиозных убеждений и течений, «чуждых таджикскому народу». В связи с этим, например, существует негласный запрет на ношение хиджаба и сатра (платок, покрывающий голову мусульманки) в госучреждениях для женщин и длинной бороды для мужчин. Причем, борьба с бородами идет уже много лет. Например, бороду заставляют сбривать перед фотографированием на паспорт. В регионах в прошлые годы были случаи массового задержания правоохранителями бородатых мужчин и насильственного их обривания.

А в конце апреля глава Комитета по делам молодежи и спорта РТ Абдулло Рахмонзода на встрече с таджикскими блогерами заявил, что борода «имеет политическое значение» и ее пропаганда в соцсетях «угрожает национальной безопасности» и государственности. Таким образом, он указал некоторым бородатым блогерам на желательность сбрить растительность на лице. По словам Рахмонзода, пропагандой бороды активно занимаются террористические организации, такие как пришедшее к власти в Афганистане движение «Талибан» (запрещено в РФ и РТ). «И если молодой таджикистанец, подобно талибам, отращивает бороду, то это однозначно является своеобразным жестом солидарности с ними. Отращивая бороду, он тем самим дает сигнал: мол, мы принимаем твои идеи, у тебя здесь есть сторонники», заявил глава комитета.

Как отмечают эксперты, у чиновников в Таджикистане сложился стойкий стереотип о том, что окладистая борода — это первый признак «исламиста», религиозного радикала. Для самих госслужащих существует негласное табу на ношение бороды — ни одного небритого чиновника в органах власти республики не встретишь. Некоторые наблюдатели считают, что насаждение «светскости» делает свое дело — жители республики вынуждены выбирать «умеренную» модель религиозного поведения, которая в итоге становится для них естественной. Однако другие, особенно оппоненты власти, полагают, что любые ограничения свобод верующих приводят к росту недовольства и радикальных настроений среди населения, что, наоборот, противоречит целям и задачам государства.

Редакция ФНЕ

Фото Акмала Усманова

Материалы авторов являются собственностью ФНЕ, при полном или частичном использовании ссылка на сайт Fоundeh.org обязательна

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s