УЗБЕКИСТАН: виртуальная IT-сфера дает реальные деньги 

on

Редко на совещаниях у президента Узбекистана чиновники с радостью и гордостью называют большие долларовые суммы, взявшиеся из «ниоткуда», а их коллеги воспринимают это, стараясь скрыть скепсис. Но на совещании, посвященном итогам развития IT- отрасли, участники выслушали такое сообщение без обычных скептических улыбок.

В прошлом году узбекская IT- сфера экспортировала услуг на $140 млн. Задел этого года говорит, что в году 2023-м экспорт будет не меньше $ 330 млн. Если сопоставить эту сумму с выручкой в прошлом году от продажи автомобилей — $355 млн., – то получается некий когнитивный диссонанс: зачем столько хлопот с этим сложнейшим, многоотраслевым, подверженным санкциям и т.д.  автопроизводством, если тут молодые ребята сидят — нажимают на кнопочки — и получают те же деньги… 

В прошлом году резидентами национального IT-парка оказано услуг внутри страны на
5 триллионов сумов ($439,5 млн.). В цифровой формат переведено 370 из 715 государственных услуг. Электронными услугами воспользовались 12 млн. человек. В результате цифровизации отменено истребование от населения более 70 видов справок и документов. Информация о госзакупках размещается на сайте www.d.xarid.uz. Портал открытых данных (data.gov.uz), База данных юридических и коммерческих лиц (my.gov.uz) и другие платформы «предотвращают»  коррупцию (тут читатели могут «включить скепсис»).

Участники совещания потом рассказывали журналистам, что президент Шавкат Мирзиёев слушал отчеты с большим интересом, и даже с радостью. Правда, эта президентская радость вылилась в новую задачу: он решил, что в ближайшем будущем  экспорт услуг в сфере информационных технологий в нашей стране должен достигнуть $1 млрд. И этой задачей глава государства участников совещания не обрадовал: они поняли, что когда «слишком хорошо» — это не всегда хорошо.

Потому робко, но по делу, президенту доложили, что только 30 % из более чем 700 информационных систем в госорганах подключены к системе «Электронное правительство». Из 80 ведомств, оказывающих госуслуги, лишь 27 интегрированы с Агентством государственных услуг. Цифровизированы только 30%  из 5 тысяч функций министерств. Половина услуг (так президенту сказали, а сколько в действительности – еще вопрос) в сферах внутренних дел, юстиции, стандартизации, здравоохранения, к которым население обращается чаще всего, не переведены в электронную форму. И неизвестно, когда это свершится. Для выполнения задачи, только что поставленной президентом, потребуются не менее 100 тысяч квалифицированных программистов, IT-архитекторов, операторов и инженеров. 

И тут стало ясно, что Шавкат Мирзиёев тоже подготовился к дискуссии. Он пообещал, что  апробированные в Ташкенте проекты будут реализованы во всех регионах. В частности, в столице, по его сведениям,  запущены  Цифровой геопортал, Цифровой портал жилищно-коммунальной сферы и даже  система «Народный контроль». Кроме президента, мало кто об этом знает, но уже хорошо, что они есть. Правда, тут же возникли резонные возражения, высказанные вполголоса (чтобы президент не услышал) типа: «Что-то в эту экстремально холодную зиму про Цифровой портал жилкомхоза никто не слышал». Но это, когда решаются стратегические задачи, — несущественно. 

Президент решил, что действующий сегодня в администрации Ташкента  Департамент цифрового развития будет передан в ведение Министерства цифровых технологий, чтобы нести свой опыт  во все регионы страны. Грустный комментарий на это предложение был озвучен уже в коридоре: «Всем известно, что бывший мэр столицы Джахонгир Артыкходжаев оказался великим сказочником. И сейчас его «собрание сочинений» изучает Служба госбезопасности. Цифровые технологии в столичной мэрии – этого же плана. Какой опыт привнесет бывший городской «департамент цифры» в регионы – сказать сложно». Но сказать об этом президенту – еще сложнее.

Тем не менее,  есть конкретные меры, которые обещают «подвижки». В ответ на реплику: «А где взять деньги», Министерство экономики и финансов получило приказ оставлять министерствам и местным администрациям половину средств, сэкономленных благодаря цифровизации. Перед Министерством цифровых технологий поставлена реальная, выполнимая и важная ​​задача: подключить 26 локальных информационных систем к Единому порталу госуслуг и увеличить количество сервисов в нем до 570.

Интересное решение нашли участники совещания по учебным IT- центрам. За последние два года в областях  открыто 215 таких IT-центров. Но это на фасаде вывеска «IT», внутри часто вовсе совсем иное. Какая в кишлаке, где электричество подают по часу в день, цифровизация? Так вот теперь за каждого выпускника IT-центра, устроившегося на работу по специальности, учебным центрам будет выделена субсидия в размере до 25 млн. сумов ($2,2 тыс.), а за каждого трудоустроенного специалиста с ограниченными возможностями – до 35 млн. сумов ($3 тыс.). Молодые люди с IT-сертификатом IT-центра теперь получат  кредит на покупку компьютера. И это поручение главы государства, обязательное к выполнению! В зале совещания прошел шум, свидетельствующий, что присутствующие готовы лично  и уже завтра протянуть электропровода во все населенные пункты…

Но главное Шавкат Мирзиёев приберег на конец разговора: 1 апреля стартует республиканский конкурс с призовым фондом $1 млн. для совершенствования программы «Электронное правительство» и «Программы для бизнеса». С этого момента дело цифровизации страны стало делом всех и каждого. И это испортило весь замысел: IT- программа замышлялась как одно из действенных средств борьбы с коррупцией. А там, где музыкой звучит «$1 млн.», очень трудно удержаться от соблазна… Тем более, что опыт уже есть. Опыт превращения виртуальной цифры в реальную на банкнотах. 

Узбекский эксперт Юлий Юсупов: «Пока нам до Кремниевой долины далеко. Сначала нужно реформировать государство: вытащить чиновников из экономики, сократить долю госсобственности и госрасходы, налоговые и административные барьеры для бизнеса, провести разделение властей и создать действенные правовые и судебные механизмы защиты прав собственности. А перспективы такого рода реформ, увы, пока не прослеживаются. Следовательно, IT- сфера это просто новое направление со старыми издержками».

В апреле 2022 года  Мирзиеев уже дал команду «превратить Узбекистан в региональный IT-центр». Президент опирался на данные  Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций. Чиновники отчитались, что в 2020 году отрасль получила $178,7 млн., в 2021 — $241,7 млн., в 2022 году — $ 256,4 млн., из которых более $180 млн. — прямые иностранные инвестиции (ПИИ), а свыше $73 млн. — кредиты под госгарантии. Но никто не считал, сколько ПИИ осталось в «нужном кармане», а сколько пошло в дело. «Достоинство» IT-сферы —  цена конкретного проекта в зависимости от исполнителя может колебаться многократно.

Пример: в декабре 2019 года  Мирзиёев подписал Постановление о запрете бумажного документооборота в госорганах: ведомства  должны были  отказаться от заполнения бланков и таблиц в бумажном виде, перейдя на электронный формат. Для этого закупили оборудование на несколько десятков миллионов долларов (точной итоговой цифры никто не считал, а в ведомствах траты проходили по разным категориям), но эксперты прикинули, что в масштабе страны чиновники «наварились» не менее, чем на $15 млн.

В августе 2022 года под Ташкентом введен в строй Единый центр хранения и обработки данных системы «Электронное правительство» — ЦОД. Строила специальные здания и настраивала серверы Huawei. Заявленные характеристики ЦОД вызывают уважение: ёмкость хранилищ центра —  20 петабайт. В ЦОДе установлено 580 серверов. Непрерывную работу системы обеспечивают дизель-генераторы общей мощностью 5 мегаватт. Дата-центр имеет сертификат TIER III, выданный международным институтом Uptime. Но вот стоимость  ЦОД настолько велика, что власти до сих пор «стесняются» её назвать. И вряд ли кто-то узнает, насколько цена соответствует реальной стоимости проекта.

При запуске ЦОД сотрудники Национального агентства проектного управления (НАПУ) говорили, что  ЦОД будет  «основным стержнем  развития «Электронного правительства»  на основе передового опыта Южной Кореи». И что развитие ЦОД и его адаптация к реалиям Узбекистана будет идти при поддержке южнокорейских партнеров. Однако до сих пор не ясно, какая южнокорейская компании рискнет участвовать в этом проекте. Более того, в прессе в конце прошлого года пошли сообщения, что емкость функционирующих в Узбекистане серверов уже заканчивается, а для реализации запланированных проектов требуется в 10 раз больше. Поэтому есть необходимость построить новый ЦОД. И уже называется его цена – около $ 30 млн. Обозреватели шутят: «Кто-то уже понял, что строить ЦОД выгодно…»

Юрий Черногаев

Материалы авторов являются собственностью ФНЕ, при полном или частичном использовании ссылка на сайт Foundeh.org обязательна

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s