Швейцарская Фемида и дело Гульнары Каримовой

on

Август 2022 г. Ташкент определился с деньгами Гульнары Каримовой: какие деньги – её, а какие – не её. Сообщения об этом событии узбекская пресса сопровождает эпитетами «последний», «окончательный», «справедливый» и тому подобными… Хотя, на взгляд многих, акт вовсе не окончательный, и уж, конечно, не справедливый. Речь идет о подписании президентом  Швейцарии Иньяцио Кассисом  и министром юстиции Узбекистана Русланбеком  Давлетовым   соглашения «О способах возврата на благо населения Республики Узбекистан незаконно приобретенных активов, конфискованных на территории Швейцарской Конфедерации». 

 «Подписание соглашения знаменует собой немедленный возврат Швейцарией 131 млн. долларов народу Узбекистана, ранее незаконно приобретенных организованной преступной группой, возглавляемой Гульнарой Каримовой (48 лет) и легализованных на территории Швейцарии», — говорится в сообщении Минюста.  И далее: «Реституция (возврат отчужденной частной собственности) будет проводиться через Многопартнерский трастовый фонд Uzbekistan Vision 2030, находящийся в системе Многопартнёрских трастовых фондов ООН».

Старшая дочь ныне покойного первого президента Узбекистана Гульнара Каримова в августе 2015 года была приговорена к 5 годам лишения свободы за вымогательство и уклонение от уплаты налогов. 18 декабря 2017 года в рамках еще одного дела ей было назначено наказание (тоже в виде лишения свободы) сроком на 10 лет.  В марте 2020 года ее осудили еще на 13 лет 4 месяца «по фактам хищения государственных средств и заключения сделок вопреки интересам Узбекистана, а также завладения путем вымогательства чужим имуществом в особо крупных размерах».  С тех пор, как Каримову  перевели из-под домашнего ареста в 2019 году в колонию  в ташкентском пригороде Зангиота, о ней ничего не слышно. И не удивительно:  «зарабатывать  деньги на вымогательстве у иностранцев»  ей помогали некоторые из тех самых лиц, что сегодня возглавляют страну. В Узбекистане тщательно стерли все воспоминания о ней: пущено «под бульдозер» даже здание  ее любимого  детища – фонда «Форум культуры и искусства Узбекистана» (в том районе сегодня деловой квартал Ташкент-Сити).

В Европе состоялись уже несколько процессов по «делу» Каримовой. Показательно: независимые европейские судьи очень даже не всегда считают, что Каримова виновна. Даже несмотря на то, что Каримову ни на один процесс из Узбекистана не выпустили. Ну конечно: если она заговорит, это будет такая «новая реальность»… Мало не покажется.  Так вот, в  прошлом месяце Апелляционная палата Федерального уголовного суда Швейцарии приняла решение, которое в Узбекистане для некоторых чиновников стало «холодным душем». Швейцарская Фемида частично удовлетворила жалобу адвокатов Гульнары Каримовой на обвинение в коррупции. Суд принял во внимание тот простой факт, что Каримова никогда не была государственным служащим, а стало быть, о коррупции в её действиях речь не идет. Все остальное – бизнес. И не надо с этим путать «интересы народа Узбекистана».  Решение суда вернуло  Каримовой   293 млн. франков (303 млн. долларов) из замороженных в Европе средств. В декабре прошлого года, Федеральный уголовный суд  Швейцарии постановил вернуть  69 млн. долларов оффшорной компании Takilant Limited, зарегистрированной в Гибралтаре (аффилирована с Каримовой): следствию не удалось установить, что активы были получены в результате преступления. Есть только «мнение», что Takilant Limited получала  платежи от фирм  Teliasonera (шведская транснациональная телекоммуникационная компания) и Vimpelcom – взятки за право выйти на узбекский рынок телекоммуникаций. Но это же только «мнение». Пять лет назад Стокгольмский районный суд после 4-летнего разбирательства также оправдал Каримову по этому же делу Telia. В постановлении суда так и сказано: «1) следствие много «накосячило», 2) «есть нюансы, связанные с позицией властей Узбекистана».   А главное в этом постановлении: «Не доказано, что   Гульнара Каримова занимала какую-либо решающую либо подобную должность в  секторе связи, что было главным аргументом прокурора».

Вот эта «позиция властей» до сих пор определяет ситуацию:  надо, чтобы Каримова «ушла  навсегда». Потому немного подробнее о соглашении со Швейцарией, поскольку это  показывает, насколько  серьезны намерения нынешних властей страны. 

В церемонии подписания соглашения участвовали представители ООН, в том числе исполнительный координатор Офиса Многопартнерского трастового фонда Дж. Топпинг. Многосторонний трастовый фонд создан 11 февраля этого года. Трастовый фонд будет использован для возврата активов  Гульнары Каримовой. Он также послужит механизмом реституции «любых дополнительных активов», которые могут быть  конфискованы в будущем. Механизм управления Трастовым фондом  состоит из представителей Швейцарии, Узбекистана и ООН. Далее по тексту соглашения: «Трастовый фонд будет способствовать достижению Целей устойчивого развития ООН в Узбекистане. Он будет выделять ресурсы на проекты в соответствии с Рамочной программой ООН по сотрудничеству в области устойчивого развития (UNSDCF). Эти проекты будут осуществляться  ООН в сотрудничестве с различными узбекскими исполнителями. Все проекты будут контролироваться в соответствии с   правилами и положениями  ООН. Организации гражданского общества будут играть консультативную роль».  «Узбекским исполнителям» повезло: неожиданные беспроцентные деньги. Возможно, они будут благодарны той даме, которая их для них заработала…

В Трастовом фонде все по серьезному: Стратегический Комитет Высокого уровня (по одному высокопоставленному представителю от Узбекистана и Швейцарии) – принимает решения стратегического характера о деятельности Трастового фонда. Управляющий Комитет (по одному представителю от Узбекистана, Швейцарии и ООН) – принимает решения по операционной деятельности. Консультативный Совет гражданского общества – состоящий из представителей Узбекистана и Швейцарии, а также международных НПО, осуществляющий контроль за деятельностью Трастового фонда (в отличие от других структур Фонда работает без заработной платы). Одобренные Управляющим Комитетом проекты будут реализовываться профильными агентствами ООН в Узбекистане совместно с узбекской стороной. Платить за все это великолепие будут узбекские налогоплательщики, и представляется, это за год будет сумма, равная десятой части возвращенных активов Каримовой (т.е. вот эти 131 млн. долларов).

У Трастового фонда  могут быть перспективы: уже были случаи реституции в Узбекистан активов Каримовой по отдельным искам. Так, в  феврале 2020 года  суд Москвы признал приговоры узбекских судов  Каримовой, после чего её  имущество в РФ вернулось в Узбекистан. В мае 2020 года Франция вернула Узбекистану 10 млн. долларов из активов Каримовой. В январе 2021 года Генпрокуратура Узбекистана также заявляла, что намерена вернуть из Швейцарии 70 предметов искусства в рамках этого же дела. По данным Минюста, госорганы страны продолжают активную работу с властями США  по возврату  активов Каримовой.

У американцев, которые обожают судить чиновников, к Каримовой особые претензии. В декабре 2017 года Минфин США внесло Каримову в санкционный список по «глобальному закону Магнитского». По данным американского Минфина, Каримова «возглавляла мощный синдикат организованной преступности, который привлекал государственные субъекты к экспроприации бизнеса, монополизировал рынки, запрашивал взятки» и занимался вымогательствами. Американцы считают, что в  США, Швейцарии, Франции, России и Латвии доходы Каримовой составили в сумме  более 1,3 млрд. долларов. — И это не всегда честный бизнес.  Узбекское следствие подыграло американцам, оценив ущерб государству  из-за действий Каримовой в 1,2 трлн. сумов, 1,6 млрд. долларов и 26,1 млн. евро. А ко мнению американцев в Узбекистане очень прислушиваются…

Некоторые особо отважные  деятели Узбекистана задают сегодня вопрос:  «Почему 131 млн. долларов – это подведение черты? Ведь речь идет об  активах Каримовой на сумму  1,3 млрд.  долларов?» Ответ: Zeromax. Компания в 2005 году была зарегистрирована в Цуге, Швейцария. До этого  Zeromax была зарегистрирована в штате Делавэр в Соединенных Штатах. В мае 2010 года компания Zeromax GmbH была внезапно и «таинственно» закрыта. Теперь следите за хронологией: активы переведены куда надо еще до банкротства. Компания официально подала заявление о банкротстве 28 октября 2010 года, и только после этого  оставшиеся активы компании были арестованы. Дело тёмное, но не подлежит сомнению некая связь Каримовой и Zeromax: в частности, в начале октября 2018 года в швейцарской прессе появились сообщения о том, что с 2006 по 2009 годы именно Zeromax оплачивала личные  счета Гульнары Каримовой на сумму 127 млн. франков ($128,1 млн.). Компания была закрыта своими хозяевами для защиты активов, потому что была «слишком» успешная. Телеграмма посольства США в Ташкенте от 4 февраля 2008 года, опубликованная  WikiLeaks, подтвердила, что «Zeromax» контролировала значительную долю в ключевых секторах экономики Узбекистана, включая газовую, нефтяную и золотодобывающую отрасли». Дотошные европейские и не очень дотошные узбекские следователи, снимая эти годы слой за слоем в этом многослойном «деле», добрались сегодня туда, куда лучше не надо. И прозвучал голос с самого верха: «война  окончена – забудьте…».

А теперь о том, что не забывается. О фонде Каримовой «Форум  культуры и искусства». Вот воспоминания работницы фонда Форум, которая говорит от имени многих (разумеется, на условиях анонимности. Интервью журналиста Алексея Волосевича): «Мне очень нравилось. Вели проекты. Людей работало немного, но на них было очень много возложено. Один человек вёл 2-3 проекта. Но – результаты! Наши девочки занимались, в частности, благотворительными проектами – устраивали женщин с раком груди в больницы, сами больницы восстанавливали, помогали больным женщинам операции делать. Покупали огромное количество медаппаратуры, контейнеры постоянно во дворе стояли… Люди получали помощь  и медикаментами, и в операциях. Это для них было бесплатно, платил Фонд. Женское общество было, ФОПСИ — фонд поддержки социальных инициатив. Вот  женщины-фермеры, у которых есть  фермерское хозяйство, но которые не умеют толком вести его. Мы  устраивали тренинги — как правильно вести бухгалтерию, делать то, другое. Гостиницы и всё остальное было за наш счет. Проектов по фермерству было  около 50.  Был проект по ННО, мы и им помогали расти. Мы возродили Ташкентский международный кинофестиваль, — сколько молодых кинематографистов получили путевку в жизнь! Никто до нас этого тогда не делал – мы завозили  компьютерные классы для школ. А детский лагерь «Келажак овози» («Голос будущего») — это ж было не хуже Артека! Если еще о молодежи: около 300 юношей и девушек (причем не «высокопоставленные» дети) учились за счет Фонда за границей – все сейчас видные бизнесмены и чиновники. А сколько мероприятий за рубежом! В Москве проводили  кулинарный чемпионат «Саммит плова».  В 2011 году показывали узбекскую моду даже в Нью-Йорке… До сих пор за сердце трогает: проводили детское дефиле национального костюма «Туморча» («Треугольник»), — это воспитанники детских домов и мастерили костюмы, и сам показывали… Пару слов о спорте. Тогда о нем не очень вспоминали, а фонд «Форум» проводил ежегодный международный турнир по художественной гимнастике «Кичкинтой» («Малыш»). Проходил обычно в главном  спорткомплексе страны — «Узбекистан». Настоящий детский праздник. В последнем турнире было 350 гимнасток в возрасте 4-9 лет из разных областей Узбекистана и даже гости из Ирана… Наши расходы были сопоставимы с расходами Минкульта, но у них – разговоры, у нас – реальность.  Да,  мы искали спонсоров. Сейчас это называют «вымогательством», «взятками» и пр. Но все помогали, и не потому только, что Фонд – это дочка президента… Было интересно… А сейчас эти бывшие спонсоры Гульнару в чем-то обвиняют?  Да за счет работы с ней они свой бизнес преумножили… Гульнара на фонде «Форум» сама деньги не зарабатывала: у нее же было своё модельное дело. И ювелирный бизнес. И она вырастила многих мастеров: вещи там  очень достойные. Часы, украшения –  очень красивые. Стартовая цена её часов была 50 тыс. долларов на аукционе, который проводился в 2009-м, и потом в  2010 году…  На работе она — жесткая, требовательная.  И говорила  так интересно: «У каждого есть своя история, и у нас она будет…». Тогда, если кто-то из Фонда уходил, таких людей расхватывали «на ура», знали – работяги.  А после того как Фонд закрыли и людям нужно было устраиваться на работу, их не брали, боялись. На тебе как будто клеймо стоит «фонд «Форум»… Кто ж знал, что всё так кончится…»

Редакция ФНЕ, Ю. Черногаев

Материалы авторов являются собственностью ФНЕ, при полном или частичном использовании ссылка на сайт foundeh.org обязательна.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s